Aprospect.ru

Агентство недвижимости
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Цемент — читать интересную книгу автора (Гладков Федор Васильевич)

Фёдор Гладков ЦЕМЕНТ

Отгремели громы гражданской войны, и советский народ с энтузиазмом перешел к хозяйственному строительству. Началась героическая битва на мирном фронте.

Главной задачей литературы социалистического реализма становится изображение великой созидательной работы, свободного труда советского человека.

В советской литературе к тому времени уже появились книги, посвященные теме труда. Завоевали народное признание классические произведения Маяковского, стихи Бедного, Безыменского и других поэтов. Что касается прозы, то здесь было сделано значительно меньше — объемный, художественно полноценный образ героя новой эпохи еще не был создан. А такой герои уже существовал в жизни, и читатель мечтал увидеть его в литературе. Федор Гладков первым из советских писателей откликнулся на этот зов времени.

Федор Васильевич Гладков (1883–1958), один из основоположников советской литературы, начал свою творческую деятельность задолго до Великой Октябрьской социалистической революции (первый его рассказ был напечатан в 1900 г.). Трудным было начало его жизненного пути, но именно оно определило основную тему его дореволюционного творчества. Бывшему нищему крестьянскому мальчонке из захудалой старообрядческой деревни Чернавка Саратовской губернии (ныне Пензенской области), ценой нечеловеческой борьбы за существование превратившегося в народного учителя и профессионального революционера, были близки и понятны страдания и чаяния простого народа. Свои произведения он посвящает жизни рабочего люда, крестьянской бедноты, каторжников, босяков. Самым значительным из них является рассказ «Пучина» (1916) — о неизбежности и закономерности роста революционного самосознания народа.

По свежим следам своего участия в революционных боях за Советскую власть и сражениях с белогвардейцами на Черноморском побережье Гладков пишет рассказ «Зеленя» (1921). отразивший события гражданской войны в казачьих станицах на Кубани.

Но по-настоящему талант Федора Гладкова раскрылся в романе «Цемент», напечатанном в 1925 году. О том времени, когда создавался роман, он говорил:

«Родились новые люди, зарождались новые формы быта, общественных отношении. Я жил и дышал этой борьбой, как рядовой партии и работник. И в этой борьбе впервые вспыхнула во мне новая система образов, я весь был захвачен поэмой «Цемент».

Роман «Цемент» явился первым большим произведением о героика хозяйственного строительства, созидательной силе социалистической революции, в котором по-новому был показан герой в его конкретном Деле, в его поступках, в героике и обыденности, небывалом размахе и богатстве его внутреннего мира.

А современность и своевременность романа были сразу отмечены А. М. Горьким. Он писал (23 августа 1925 года) Гладкову об огромном социально-историческом значении «Цемента»: «На мой взгляд, это очень значительная, очень хорошая книга. В ней впервые за время революции крепко взята и ярко освещена наиболее значительная тема современности — труд. До Вас этой темы никто еще не коснулся с такой силой. И так умно».

Уже в самом заглавии выражен глубокий смысл романа: цемент — это символ несгибаемой воли партии коммунистов, которая цементирует, скрепляет, направляет живые, лучшие силы народа на победу и созидание.

Перед нами оживает целая эпоха народной жизни первой половины 20-х годов. Здесь и новая экономическая политика, и партийная чистка, и преодоление мелкобуржуазной стихии, и ломка старого и строительство нового быта, и привлечение к работе буржуазных специалистов, и процесс овладевания передовыми техническими знаниями, и борьба с вредительством и остатками белогвардейских банд.

Образ центрального героя романа — Глеба Чумалова, как и образы других героев, раскрывается в борьбе за жизнь завода, за его скорейшее восстановление. Этим прежде всего обусловлены единство, гармоническая цельность композиции «Цемента».

Узловыми моментами сюжета являются чаще всего массовые сцены. Показывая революционное мужество, благородство Глеба, автор нигде не противопоставляет своего героя рабочим. Глеб, революционер-коммунист, организует массы, ведет их за собою и в то же время наравне с ними участвует в общем деле. Это помогает ему всем своим существом почувствовать неотъемлемое и самое благородное качество рабочего человека — любовь к труду. Труд — святая святых, отнять его у рабочего — значит лишить жизнь всякого смысла.

— Понимаете, — говорил Гладков автору этой статьи, — на собственном опыте убедился, как сознание бездействия останавливает дыхание. Нечем дышать. Ложись и помирай… Страшное слово «безработица» — катастрофа, трагедия, разверзшаяся под ногами бездна…

С лирическим пафосом написана глубокая по смыслу финальная сцена романа: пуск восстановленного цементного завода. На торжественном митинге под грохот аплодисментов рабочие чествуют Глеба, называя его самоотверженным героем. Но Глеб, потрясенный радостью, не чувствует себя таковым:

«Что его жизнь, когда она — пылинка в этом океане человеческих жизней. Нет у него слов и нет жизни, отдельных от этих масс.

Он не помнил, что говорил. Ему казалось, что голос его был слабеньким, надрывным, глухим, а на самом деле слова его, усиленные эхом, гулко разносились по всему взгорью».

Это отнюдь не самоуничижение, а то высокое благородство скромности, которое вызвано чувством достоинства, гордым сознанием неразрывной связи с коллективом.

В образе Глеба Чумалова нашли свое отражение характерные черты передового рабочего первой половины 20-х годов. Именно поэтому роман стал достоянием читателей не только своего времени: широта и глубина обобщения обусловили ему долгую жизнь в литературе. Роман «Цемент» переведен на все языки Советского Союза и почти на все языки мира.

Однако сразу после выхода «Цемента» в свет вокруг него разгорелась острая полемика, характерная для сложной литературно-идейной обстановки тех лет.

Гладков стремился выразить в искусстве небывалые исторические сдвиги — события, по размаху, но силе, по содержанию знаменующие новую эру в мировой истории. Это новое сказалось во всем: в теме, в расстановке социальных сил, в выборе и характере героев, определяющих движение сюжета и композицию, а также в самом ритме, темпе произведения. Однако некоторые критики не хотели видеть этой новизны. Для них героико-романтический пафос «Цемента» был лишь «героическим штампом», литературным приемом, а Глеб трактовался как выдуманный, тенденциозный герой, якобы «перескакивающий» через трудности.

Одним из тех, кто дал сильный отпор критикам, не понявшим романа был А. В. Луначарский. Он неоднократно писал о «Цементе», называя его массивным, энергичным, первым пролетарским произведением, пронизанным духом нашего строительства, раскрывающим «почти в величественных формах» серию типичных событий и характеров периода восстановления и создания нашего социалистического хозяйства. В 1926 году в статье «Достижения нашего искусства» (журнал «Жизнь искусства», № 19) А. В. Луначарский сказал пророческие слова: «На этом цементном фундаменте можно строить и дальше».

На вопрос, заданный Гладкову в 1955 году, как он относился в свое время к полемике критиков, возникшей вокруг «Цемента», писатель ответил: «Ну, конечно, как все смертные, скорбел и терзался, когда меня хулили, не понимали, и ликовал, когда одобряли, хвалили. Но главное было не в этом: не только почти все время, но все эмоции уходили на яростную борьбу (и в устных выступлениях, и в прессе) за революционные принципы, за нового героя в жизни и литературе. Все «личное» отодвигалось на второй план.

Читайте так же:
Свойства цемента при перевозке

Однако не думайте, что мы были аскетами: мы отличались чертовской жизнерадостностью и жизнеспособностью» (письмо к автору этой статьи от 8 июня 1955 года).

Социально-политическая обстановка того времени заставляла Гладкова бороться за свою тему, за своего героя и после выхода романа в свет. Молодая Страна Советов, восстанавливая разрушенное интервентами и белогвардейцами народное хозяйство, продолжала жить «лихорадкой борьбы», и Гладков горел в революционных боях с не меньшей силой, чем в гражданскую войну. Защищая свои принципы, он пишет в конце 1925 года (журнал «Журналист», 1925, № 10): «Подлинным писателем современности может быть только тот, кто способен не только объяснять ее, но и преображать, не только жить настоящим, но и уметь видеть будущее. Современный наш писатель неизбежно должен быть романтиком в революционном значении этого слова. Только такой художник и создает новую литературу».

И действительно, роман «Цемент» явился одной из основных вех на пути развития советской литературы. В годы первых пятилеток традиции «Цемента» нашли свое отражение в книгах, посвященных социалистическому преобразованию страны. Выдержав испытание временем, он продолжает жить и в паши дни — его традиции ощущаются во многих произведениях о коммунистическом строительстве, о рабочем классе.

…Более полувека прошло со дня выхода «Цемента» в свет. И вот в июльском номере журнала «Вопросы литературы» за 1975 год появилась неизвестная статья Луначарского[1] (ее нет ни в собрании его сочинений, ни в библиографических справочниках), посвященная творчеству Эмиля Золя, где «Цемент» назван «одним из лучших коммунистических романов».

Коммунистический роман… Такого определении за все 50 лет не было ни в нашей, ни в зарубежной прессе. Оно звучит как призыв к дальнейшему изучению «Цемента», к раскрытию еще далеко не исчерпанной глубины идейно-эстетического содержания романа.

Цемент (роман)

«Цеме́нт» — роман русского писателя Фёдора Гладкова, классическое произведение социалистического реализма и один из первых образцов советского «производственного романа». Написан в первой половине 1920-х годов, опубликован в 1925 году. Последующие издания дорабатывались автором. Роман многократно переиздавался в СССР вплоть до 1990-х годов, и был переведён на десятки мировых языков.

Содержание

История [ править ]

В романе отразились впечатления Гладкова о его жизни в Новороссийске, где он находился в годы Октябрьской революции и Гражданской войны. Там он был назначен редактором газеты «Красное Черноморье» и прикреплён к партячейке цементного завода, где принимал участие в организационных делах по восстановлению завода. В 1921 году «как интеллигент и меньшевик» был исключен из партии (позднее, уже после публикации романа, восстановлен) [1] .

Роман был написан уже в Москве и вырос из трёх рассказов того периода: «Встреча покаянных» (1923), «Бремсберг» (1922) и «Разорванная паутина» (1923). Как отмечал в автобиографии сам писатель, роман «…писался по ночам в неприютной, холодной, похожей на одиночку подвальной комнатушке на Смоленском бульваре» [2] . Закончен он был в 1924 году и впервые опубликован в журнале «Красная новь», в №№ 1—6 за 1925 год. В начале 1926 года вышел отдельной книгой в издательстве «Земля и фабрика» в составе собрания сочинений Гладкова.

Книга имела большой успех: первый тираж в 10 тысяч разошёлся за месяц, и уже в 1926—1927 годах состоялось 10 изданий. Всего только при жизни автора (до 1958 года) вышло 36 изданий романа на русском языке [3] .

Сюжет [ править ]

Действие начинается в марте 1921 года (уже объявлено о курсе на новую экономическую политику) в южном приморском городе, название которого не указывается.

Красноармеец Глеб Чумалов возвращается после Гражданской войны домой, в посёлок Уютная Колония при огромном заводе. Он не был там три года и по возвращении видит кругом разруху и голод: завод, на котором некогда работали жители посёлка и сам Глеб, остановлен и заброшен, оборудование потихоньку разворовывается, рабочие разводят коз и на оставшихся станках изготовляют на продажу зажигалки. В семье Глеба тоже встретили не так, как он ожидал: его жена Даша почти не бывает дома, поскольку занята на ответственной партийной работе в женотделе, их дочь Нюрка воспитывается в детском доме, где дети голодают. Глебу трудно общаться с Дашей, поскольку та сильно изменилась: у неё появились независимые взгляды, не всегда понятные ему, к тому же Глебу никак не удаётся выяснить, как она жила без него все эти три года.

Наблюдая жизнь бывших рабочих, Глеб понимает, что воодушевить их может только пуск завода. Будучи избранным главой партячейки завода, он призывает других коммунистов к работе по наладке бремсберга для того, чтобы возить из леса дрова. Глеб также привлекает к работе пожилого инженера Клейста, когда-то спроектировавшего и построившего завод. Рабочие принимаются за постройку бремсберга и за несколько дней почти заканчивают его, однако работа прерывается из-за атаки бело-зелёных банд, собравшихся из казачьих станиц. Бандиты сначала обстреливают рабочих, потом нападают и разрушают бремсберг. В лесу начинаются бои, строительство временно прекращается. В городе происходит «ущемление» — конфискация имущества у обеспеченных семей и их выселение в предместье.

Постепенно обстановка нормализуется. Появляются первые плоды НЭПа: в городе открываются магазины, снова работают рестораны. В порт приходит пароход с белогвардейцами, которые поняли, что не могут покинуть родину и просят принять их. Глеб вновь сближается с Дашей, узнав, что ей пришлось пережить в годы, когда он воевал, а она тайно поддерживала подполье и едва не была расстреляна белогвардейцами. Он, однако, продолжает ревновать её к предисполкому Бадьину, к которому чувствует неприязнь. Тем временем жертвой насилия со стороны Бадьина становится Поля Мехова, председатель женотдела.

Для восстановления завода из совнархоза присылают специалистов, которые, однако, только тормозят работу, ссылаясь на инструкции промбюро. Чумалов, видя вокруг себя «злостный саботаж под видом заседательской и бумажной суетни», уезжает в командировку, чтобы лично разобраться с бюрократией в промбюро. По возвращении он обнаруживает, что все работы на заводе прекращены, потому что «совнархоз не нашел возможным продолжать ремонт за отсутствием необходимых средств и без санкции высших хозяйственных органов», однако Глеб призывает рабочих продолжить восстановление производства без разрешения свыше. От Даши он узнаёт, что за время его отъезда в детдоме умерла Нюрка.

Приезжает комиссия, которая проводит чистку заводской партячейки: из числа коммунистов исключают всех, в ком есть хоть малейшее сомнение, в том числе Мехову, Ивагина, Жука и других. Параллельно происходит ревизия в совнархозе и заводоуправлении. В конце октября там арестовывают Шрамма и нескольких спецов. Так и не сумев наладить прежние семейные отношения с Дашей, которая уходит жить к Поле, чтобы поддержать её в трудный момент, Глеб понимает, что главное сейчас — упорный труд ради будущего.

Читайте так же:
Пропорции бетона с цементом м150

Пуск завода назначается на день четвёртой годовщины Октября. У завода происходит многотысячный праздничный митинг, на котором с речами выступают Бадьин и Чумалов.

Персонажи [ править ]

  • Глеб Иванович Чумалов — коммунист, красноармеец, бывший слесарь завода
  • Дарья Чумалова — жена Глеба, коммунистка, работница женотдела
  • Лошак — слесарь завода
  • Громада — слесарь завода
  • Савчук — заводской бондарь
  • Мотя Савчук — жена бондаря, подруга Дарьи
  • Брынза — заводской механик
  • Жук — заводской токарь
  • Герман Германович Клейст — пожилой инженер, технорук завода
  • Поля Мехова — завженотделом
  • Бадьин — предисполком
  • Жидкий — секретарь парткома
  • Чибис — предчека
  • Лухава — предсовпроф
  • Шрамм — председатель совнархоза
  • Сергей Ивагин — коммунист, выходец из интеллигентной семьи
  • Дмитрий Ивагин — брат Сергея, симпатизирующий белогвардейцам
  • Иван Арсеньич Ивагин — их отец, пожилой интеллигент
  • Борщий — казак, волпредисподком
  • Цхеладзе — бывший партизан

Критика [ править ]

Согласно традиционной в советском литературоведении точке зрения, основной темой романа является «цементирование трудом новых обществ, отношений и связей, возникновение новой социалистич. дисциплины, новой семьи», при этом для произведения характерны «героизация событий, приподнятость стиля, широкий поток метафор, обилие неологизмов» (Л. Н. Ульрих) [4] . Вместе с тем, современные исследователи отмечают, что «…при всех оптимистических нотах «Цемент» прочитывается как глубоко трагедийное произведение. (…) «Цемент» буквально заселен людскими несчастьями: разрушена семья главных героев, ушло тепло семейного очага, поругана любовь, мать с лёгкостью оставляет малолетнюю дочь, которую голод заставляет собирать пищу на свалке. Слёзы, истерики, оскорбительные объяснения и унизительные поступки — и почти на всём лежит печать жестокосердия. Взвинченные насилием истории, люди не могут найти себе душевного покоя» (Н. А. Грознова) [1] .

После публикации роман вызвал неоднозначные отзывы. Максим Горький положительно оценил роман, написав автору так [5] :

«…Это — очень значительная, очень хорошая книга. В ней впервые за время революции крепко взята и ярко освещена наиболее значительная тема современности — труд… весьма удались и характеры. Глеб вырезан четко и хотя он романтизирован, но это так и надо… Даша — тоже удалась… Вообще все характеры у Вас светятся, играют. »

Неоднократно в поддержку романа высказывался А. В. Луначарский. В статье 1926 года «Достижения нашего искусства» его характеристика современной советской прозы начинается с упоминания о «Цементе» [6] :

«В беллетристике пролетарский отряд дал несколько замечательных произведений, во главе которых приходится поставить массивный и энергичный роман Гладкова «Цемент». На этом цементном фундаменте можно строить и дальше. »

В статье 1927 года «Десять книг за десять лет революции» Луначарский назвал «Цемент» в числе лучших произведений, хотя отметил, что роману «повредила некоторая манерность изложения, которой Гладков как бы хотел доказать, что он виртуозно владеет нынешним, несколько вымученным стилем»; при этом «если у Гладкова и встречается-некоторое манерничание, то оно не преобладает над содержанием и не портит его» [6] :

«Сам же роман превосходен. Он является действительно полновесным выражением начального периода строительства и совершенно естественно, без натуги, вырастает в наших глазах в символ этого замечательного времени. »

Отрицательно оценил роман Осип Брик, назвав его в рецензии для журнала «На литературном посту» (1926) «плохой книгой». Основные претензии критика состояли в том, что две главные сюжетные линии романа («Глеб строит завод» и «Даша строит новый быт») оказались почти никак не связаны, что автор переборщил с героикой в изображении главных действующих лиц («Получился Глеб-Ахиллес, Глеб-Роланд, Глеб-Илья Муромец, но Глеба Чумалова не получилось», а вместо реальной Даши Чумаловой автор изобразил «стопроцентную пролетарку-героиню, Жанну д’Арк»). В итоге, по мнению Брика, в книге «есть всё, что рекомендуется в лучших поваренных книжках, но повесть получилась несъедобная, потому что продукты не сварены; и только для вида смяты в один литературный паштет. (…) „Цемент“ — плохая, неудачно сделанная, вредная вещь, которая ничего не синтезирует, а только затемняет основную линию нашего литературного развития…» [7] .

Г. Горбачёв, признавая, что «Цемент» — «один из лучших пролетарских романов по остроте темы, по сложности и многообразию типов партийцев, по пафосу строительства, по чёткости основных идеологических линий», отмечает, что роман «имеет ряд недостатков, связанных с общими свойствами поэтики Гладкова» [8] : в частности, в романе

«. партийцы и рабочие… оказались полуистериками, рефлектиками и патологически чувствующими субъектами. »

Переводы [ править ]

Первые переводы романа на основные европейские языки появились уже вскоре после его публикации по-русски: в 1927 году он вышел на немецком языке [9] , в 1928 году на французском [10] и испанском [11] , в 1929 году на английском [12] , в 1933 году издан в Бразилии на португальском [13] .

В общей сложности роман был издан в 52 странах [14] .

В 1994 году английский перевод был переиздан в серии книг «Европейская классика» в Иллинойсе (США) [15] .

Экранизация [ править ]

Первая экранизация романа была сделана уже в 1927 году в Одессе Владимиром Вильнером, роль Глеба Чумалова исполнил Хайри Эмир-заде. Этот фильм не сохранился.

В 1973 году режиссёры Александр Бланк и Сергей Линков сняли двухсерийный телефильм по мотивам романа, в котором главные роли исполнили Роман Громадский (Глеб Чумалов), Людмила Зайцева (Даша Чумалова), Бруно Фрейндлих (Клейст), Армен Джигарханян (Бадьин) и др.

Словари

Найдено определений: 24 гладковгладков

Гладкой, гладыш — полный, дородный, сытый. (Ф).

Гладкий, Гладких (Холмог., Мезен. уезды). Из диа-лектного гладкий — «здоровый, толстый». Отчество от нецерковного мужского личного имени Гладыш (есть и такая украинская фамилия). Нарицательное гладыш — польское «белоручка, франт», русское диалектное (вятское) «имеющий холеный вид, здоровяк». В документах фамилия известна с XVII в. (Н).

Фамилии упоминается в»Ономастикона» Веселовского: Гладкий Антон, истопник вел. кн. Ивана III, конец XV в., Переяславль Гладыш, Гладышевы: Гладыш, крестьянин, 1539 г., Новгород; кн. Федор Александрович Гладыш Мосальский, 1571 г.; Семен Гладышев, крестьянин, 1564 г., Олонец ГладышЧ1) дикий копер, растение, 2) березовая ветка без листьев, 3) кринка для молока (Даль)

— Кто написал весь репертуар для мультяшных «Бременских музыкантов»?

— Композитор, написавший музыку к «Пластилиновой вороне».

— Российский композитор, написавший музыку к фильму «Формула любви».

— Диск своих лучших песен он назвал «А может Best ворона».

— Российский писатель, автор повестей «Удар», «Изгои».

— Драма Алексея Писемского «Поручик . ».

— Украинский актёр, создатель образа Мужика в «Деревне дураков».

— Этот композитор озвучивал Короля в мультфильме «По следам Бременских музыкантов».

Читайте так же:
Цемент для внешних работ

— Российский писатель, автор романов «Цемент», «Энергия», «Винтовка».

гладков александр константиновичгладков александр константинович

Гладко́в Александр Константинович (1912-1976), русский драматург. Героическая комедия в стихах «Давным-давно» (1941; фильм «Гусарская баллада», 1962) из времён Отечественной войны 1812, пьесы («Молодость театра», постановка 1972) и др. сочетают иронию и романтику. Воспоминания, в том числе о В. Э. Мейерхольде, В. П. Кине, Б. Л. Пастернаке.

ГЛАДКОВ Александр Константинович — ГЛАДКО́В Александр Константинович (1912-76), русский драматург. Героическая комедия в стихах «Давным-давно» (1941; фильм «Гусарская баллада», 1962) из времен Отечественной войны 1812; пьесы («Молодость театра», постановка 1972) и др. сочетают иронию и романтику. Воспоминания, в т. ч. о В. Э. Мейерхольде (см. МЕЙЕРХОЛЬД Всеволод Эмильевич), В. П. Кине (см. КИН Виктор Павлович), Б. Л. Пастернаке (см. ПАСТЕРНАК Борис Леонидович) .

ГЛАДКОВ Александр Константинович (1912-76) — русский драматург. Героическая комедия в стихах «Давным-давно» (1941; фильм «Гусарская баллада», 1962) из времен Отечественной войны 1812; пьесы («Молодость театра», постановка 1972) и др. сочетают иронию и романтику. Воспоминания, в т. ч. о В. Э. Мейерхольде, В. П. Кине, Б. Л. Пастернаке.

гладков ген. иггладков ген. иг

ГЛАДКО́В Ген. Иг. (род. 1935) — композитор. В 1964 закончил Моск. консерваторию (кл. комп. В. Г. Фере). В кино с 1962 (науч.-попул. ф. «Тайны минувшего»). Работает преим. в обл. музыки к худож. и мультипликац. фильмам. Киномузыку Г. отличают яркость и выразительность мелодич. языка, способность создать через песню точный психол. портрет персонажа. Предпочитает муз. драматургию камерного типа, но в наиб. удачных работах осн. интонац. характеристика героя переходит в закадровую музыку и обретает функцию лейтмотива («Собака на сене», т/ф 1977, реж. Я. Б. Фрид). Г. создает разноплановый и психологически достоверный муз. образ действ. лиц, используя для этого интонации романса, эстрадной песни, рок-музыки, а также стилизуя мелодич. яз. прошлых эпох. Использует разл. инструментальные составы, добиваясь оригинальности в аранжировках и выразительности тембрового колорита. Во многом благодаря запоминающейся музыке Г. имели успех мультипликац. ф. «Бременские музыканты», «По следам бременских музыкантов», «Как львенок и черепаха пели песню», «Голубой щенок» и др. Автор музыки к к/ф «Обыкновенное чудо» (1965, реж. Х. А. Локшина), «Джентльмены удачи» (1972, реж. А. И. Серый), «Точка, точка, запятая. » (1973, реж. А. Н. Митта), «Центровой из поднебесья» (1975, реж. И. С. Магитон), «Женщина, которая поет» (1979, реж. А. С. Орлов), «Дульсинея Тобосская» (1980, реж. С. С. Дружинина) и др.

гладков геннадий игоревичгладков геннадий игоревич

Гладко́в Геннадий Игоревич (р. 1935), композитор, заслуженный деятель искусств Российской Федерации (1988). Яркий мелодист, в популярных жанрах ориентируется на классические традиции. Опера «Старший сын» (1983), балеты «Вий» (1984), «12 стульев» (1985), мюзиклы «Бременские музыканты» (1968), «Дульсинея Тобосская» (1972), «Тиль» (1975), музыка к фильмам и мультфильмам (свыше 100), спектаклям (свыше 30).

ГЛАДКОВ Геннадий Игоревич — ГЛАДКО́В Геннадий Игоревич (р. 1935), российский композитор, заслуженный деятель искусств России (1988). Яркий мелодист, в популярных жанрах ориентируется на классические традиции. Опера «Старший сын» (1983), балеты «Вий» (1984), «12 стульев» (1985), мюзиклы «Бременские музыканты» (1968), «Дульсинея Тобосская» (1972), «Тиль» (1975), музыка к фильмам и мультфильмам (св. 100), спектаклям (св. 30).

ГЛАДКОВ Геннадий Игоревич (р. 1935) — российский композитор, заслуженный деятель искусств России (1988). Яркий мелодист, в популярных жанрах ориентируется на классические традиции. Опера «Старший сын» (1983), балеты «Вий» (1984), «12 стульев» (1985), мюзиклы «Бременские музыканты» (1968), «Дульсинея Тобосская» (1972), «Тиль» (1975), музыка к фильмам и мультфильмам (св. 100), спектаклям (св. 30).

гладков григорий васильевичгладков григорий васильевич

ГЛАДКОВ Григорий Васильевич — ГЛАДКО́В Григорий Васильевич (р. 18 июля 1953, Хабаровск), российский композитор. Автор музыки к популярным теле- и радиопередачам, мультфильмам, спектаклям, документальным и художественным фильмам. Лауреат международных фестивалей мультипликации и фестивалей авторской песни.

Окончил Брянский институт транспортного машиностроения и Ленинградский государственный институт культуры (1984). С 1969 пишет песни на свои стихи и других поэтов. Автор музыки к популярным телепередачам («Дог-шоу «Я и моя собака» и «Спокойной ночи, малыши»), мультфильмам («Пластилиновая ворона», «Падал прошлогодний снег», «По щучьему велению», «Про Веру и Анфису», «Молочный Нептун», «Кубик»).

Его имя занесено в Российскую книгу рекордов Гиннеса (см. ГИННЕССА КНИГА) за издание самого большого количества кассет, пластинок и компакт-дисков для детей. Один из основателей кантри-группы «Кукуруза» и московского кантри-клуба, а также фестиваля кантри (см. КАНТРИ)- и фолк-музыки (см. ФОЛК-МУЗЫКА) «Фермер».

Автор цикла песен о Петербурге, по которому снят фильм «Город в подарок», а также песен на стихи А. С. Кушнера (см. КУШНЕР Александр Семенович). Плодотворно сотрудничал с Э. Н. Успенским (см. УСПЕНСКИЙ Эдуард Николаевич) («Пластилиновая ворона», «Вера и Анфиса», «Следствие ведут Колобки», «В нашу гавань заходили корабли»). Постоянный участник Грушинских фестивалей в Самаре. Много выступает в России и за рубежом с концертами, как для взрослых, так и для детей. Избран Академиком детской телевизионной национальной Академии России.

Его песни подкупают неподдельной искренностью, оригинальной фантазией. Прекрасно чувствует аудиторию, как детскую, так и взрослую.

Гладко́в Григорий Васильевич (р. 1953), исполнитель собственных песен (Москва). Пишет (с 1969) песни на свои стихи, а также на стихи других поэтов. Наиболее известны: «Воздухоплавательный парк», «Душа», «Автопортрет». Пишет музыку к мультфильмам, кинофильмам и спектаклям. Диски: «Воздухоплавательный парк» (1990), «Музыкант» (1991), «А может быть, ворона», «А может быть, собака», «А может быть, корова» (все 1996) и др. Компакт-кассета «Пластилиновая ворона» (1995).

гладков фед. васгладков фед. вас

ГЛАДКО́В Фед. Вас. (1883-1958) — прозаик. Род. в семье крестьян-старообрядцев. Окончил Екатеринодарское пед. уч-ще, учительствовал в Забайкалье. Приехав в Тифлис для поступления в пед. ин-т, сблизился с социал-демократами, участвовал в рев. движении, был в ссылке. Начал печататься до рев-ции (повести «Удар», «Изгои», 1909). В 1920 ушел добровольцем в Красную Армию. С 1921 жил в Москве, входил в лит. группу «Кузница». Широкую известность принес Г. ром. «Цемент» (1925), посв. восстановлению завода, судьбам недавних участников гражд. войны, определяющих свое место в мирной жизни. «Цемент» находился у истоков т. н. «производственной» темы в послеокт. лит-ре. Г. — автор ром. «Энергия» (1932-38). В годы Вел. Отеч. войны корр. «Правды» и «Известий». В кон. жизни работал над циклом автобиогр. произведений: «Повесть о детстве» (1949); «Вольница» (1950); «Лихая година» (1954) В 1945-48 дир. Лит. ин-та им. М. Горького.

Ф. В. Гладков

гладков фёдор васильевичгладков фёдор васильевич

Гладко́в Фёдор Васильевич (1883-1958), русский писатель. В романе «Цемент» (1925) — тема восстановления промышленности после Гражданской войны, образ передового рабочего. Роман «Энергия» (1932-38) о социалистической стройке. Автобиографическая трилогия «Повесть о детстве» (1949), «Вольница» (1950), «Лихая година» (1954). Государственная премия СССР (1950, 1951).

Читайте так же:
Строение зуба человека цемент

ГЛАДКОВ Федор Васильевич — ГЛАДКО́В Федор Васильевич (1883-1958), русский писатель. В романе «Цемент» (1925) — тема восстановления промышленности после Гражданской войны, образ передового рабочего. Роман «Энергия» (1932-38) о социалистической стройке. Автобиографическая трилогия «Повесть о детстве» (1949), «Вольница» (1950), «Лихая година» (1954). Государственная премия СССР (1950, 1951).

гладков федор васильевичгладков федор васильевич

ГЛАДКОВ Федор Васильевич (1883-1958) — русский писатель. В романе «Цемент» (1925) — тема восстановления промышленности после Гражданской войны, образ передового рабочего. Роман «Энергия» (1932-38) о социалистической стройке. Автобиографическая трилогия «Повесть о детстве» (1949), «Вольница» (1950), «Лихая година» (1954). Государственная премия СССР (1950, 1951).

гладков, геннадий игоревичгладков, геннадий игоревич

ГЛАДКОВ Геннадий Игоревич (родился в 1935), российский композитор. Автор оперы «Старший сын» (1983), балетов «Вий» (1984), «12 стульев» (1985), мюзиклов «Бременские музыканты» (1968), «Дульсинея Тобосская» (1972), «Тиль» (1975), «Старший сын» (1983) и «12 стульев» (1985), музыки к фильмам и мультфильмам (свыше 100), спектаклям (свыше 30). Яркий мелодист, в популярных жанрах ориентируется на классические традиции.

гладков, фёдор васильевичгладков, фёдор васильевич

Фёдор Васильевич Гладков.

Фёдор Васильевич Гладков.

Гладков, Федор Васильевич

ГЛАДКОВ Федор Васильевич (1883 — 1958),русский писатель. Роман «Цемент» (1925) — о восстановлении промышленности после Гражданской войны, «Энергия» (1932 — 38) — о строительстве Днепрогэса; автобиографическая трилогия: «Повесть о детстве» (1949), «Вольница» (1950), «Лихая година» (1954).

гладковальцовальныйгладковальцовальный

Цемент (роман)

«Цеме́нт» — роман русского писателя Фёдора Гладкова, классическое произведение социалистического реализма и один из первых образцов советского «производственного романа». Написан в первой половине 1920-х годов, опубликован в 1925 году. Последующие издания дорабатывались автором, причём в основном переработка состояла в стилистическом и художественно-образном упрощении текста [1] . Роман многократно переиздавался в СССР вплоть до 1990-х годов, и был переведён на десятки мировых языков.

Содержание

История [ | код ]

В романе отразились впечатления Гладкова о его жизни в Новороссийске, где он находился в годы Октябрьской революции и Гражданской войны. Там он был назначен редактором газеты «Красное Черноморье» и прикреплён к партячейке цементного завода, где принимал участие в организационных делах по восстановлению завода. В 1921 году «как интеллигент и меньшевик» был исключен из партии (позднее, уже после публикации романа, восстановлен) [2] .

Роман был написан уже в Москве и вырос из трёх рассказов того периода: «Встреча покаянных» (1923), «Бремсберг» (1922) и «Разорванная паутина» (1923). Как отмечал в автобиографии сам писатель, роман «…писался по ночам в неприютной, холодной, похожей на одиночку подвальной комнатушке на Смоленском бульваре» [3] . Закончен он был в 1924 году и впервые опубликован в журнале «Красная новь», в № 1—6 за 1925 год. В начале 1926 года вышел отдельной книгой в издательстве «Земля и фабрика» в составе собрания сочинений Гладкова.

Книга имела большой успех: первый тираж в 10 тысяч разошёлся за месяц, и уже в 1926—1927 годах состоялось 10 изданий. Всего только при жизни автора (до 1958 года) вышло 36 изданий романа на русском языке [4] .

Авторская переработка романа представляет научный интерес как с точки зрения истории и теории литературы, так и анализа литературного процесса социалистического реализма. Писатель пошел по пути художественного упрощения книги, и в итоге создал те самые схематичные и мифологизированные образы Глеба-Прометея и заводских рабочих, в которых писателя и упрекали литературоведы. Наиболее художественно «сочным» и «живописным» следует признать рукописный вариант «Цемента», находящийся в РГАЛИ (1922—24 гг., машинопись). Далее Гладков от издания к изданию «Цемента» упрощает систему художественных образов. Так, сравнивая готовящееся к печати издание «Цемента» 1934 года с изданием 1925 года, он пишет в авторском предисловии:

Книга несла в себе излишнюю метафоричность. много словесных излишеств, нарочитых вульгаризмов, наивных украшений. Ряд последних изданий книги был подвержен некоторому упрощению, но и это было недостаточно.

Я решил с большой строгостью отнестись к тексту романа, несмотря на возражения моих друзей, я для настоящего издания текст проработал жёстко. Это не значит, что книга написана заново. Книга только упрощена насколько позволяла ее настройка.

Наше слово не нуждается в крикливых украшениях и косметике.

Но и на этом Гладков не остановился. Когда готовится к выходу в свет в 1940 году очередное издание «Цемента», оказывается, что соцреалистический канон позволяет еще больше «укрупнять», «упрощать» и мифологизировать систему образов и язык романа. И Гладков напишет [5] :

Текст романа для настоящего издания переписан заново. Предыдущие издания, несмотря на обработку текста, сохранили еще, к сожалению, все прежние недостатки: излишнюю метафоричность и стилизаторскую преднамеренность. Насколько было возможно, все это устранено.

Сюжет [ | код ]

Действие начинается в марте 1921 года (уже объявлено о курсе на новую экономическую политику) в южном приморском городе, название которого не указывается.

Красноармеец Глеб Чумалов возвращается после Гражданской войны домой, в посёлок Уютная Колония при огромном заводе. Он не был там три года и по возвращении видит кругом разруху и голод: завод, на котором некогда работали жители посёлка и сам Глеб, остановлен и заброшен, оборудование потихоньку разворовывается, рабочие разводят коз и на оставшихся станках изготовляют на продажу зажигалки. В семье Глеба тоже встретили не так, как он ожидал: его жена Даша почти не бывает дома, поскольку занята на ответственной партийной работе в женотделе, их дочь Нюрка воспитывается в детском доме, где дети голодают. Глебу трудно общаться с Дашей, поскольку та сильно изменилась: у неё появились независимые взгляды, не всегда понятные ему, к тому же Глебу никак не удаётся выяснить, как она жила без него все эти три года.

Наблюдая жизнь бывших рабочих, Глеб понимает, что воодушевить их может только пуск завода. Будучи избранным главой партячейки завода, он призывает других коммунистов к работе по наладке бремсберга для того, чтобы возить из леса дрова. Глеб также привлекает к работе пожилого инженера Клейста, когда-то спроектировавшего и построившего завод. Рабочие принимаются за постройку бремсберга и за несколько дней почти заканчивают его, однако работа прерывается из-за атаки бело-зелёных банд, собравшихся из казачьих станиц. Бандиты сначала обстреливают рабочих, потом нападают и разрушают бремсберг. В лесу начинаются бои, строительство временно прекращается. В городе происходит «ущемление» — конфискация имущества у обеспеченных семей и их выселение в предместье.

Постепенно обстановка нормализуется. Появляются первые плоды НЭПа: в городе открываются магазины, снова работают рестораны. В порт приходит пароход с белогвардейцами, которые поняли, что не могут покинуть родину и просят принять их. Глеб вновь сближается с Дашей, узнав, что ей пришлось пережить в годы, когда он воевал, а она тайно поддерживала подполье и едва не была расстреляна белогвардейцами. Он, однако, продолжает ревновать её к предисполкому Бадьину, к которому чувствует неприязнь. Тем временем жертвой насилия со стороны Бадьина становится Поля Мехова, председатель женотдела.

Читайте так же:
Силикатный цемент для чего

Для восстановления завода из совнархоза присылают специалистов, которые, однако, только тормозят работу, ссылаясь на инструкции промбюро. Чумалов, видя вокруг себя «злостный саботаж под видом заседательской и бумажной суетни», уезжает в командировку, чтобы лично разобраться с бюрократией в промбюро. По возвращении он обнаруживает, что все работы на заводе прекращены, потому что «совнархоз не нашел возможным продолжать ремонт за отсутствием необходимых средств и без санкции высших хозяйственных органов», однако Глеб призывает рабочих продолжить восстановление производства без разрешения свыше. От Даши он узнаёт, что за время его отъезда в детдоме умерла Нюрка.

Приезжает комиссия, которая проводит чистку заводской партячейки: из числа коммунистов исключают всех, в ком есть хоть малейшее сомнение, в том числе Мехову, Ивагина, Жука и других. Параллельно происходит ревизия в совнархозе и заводоуправлении. В конце октября там арестовывают Шрамма и нескольких спецов. Так и не сумев наладить прежние семейные отношения с Дашей, которая уходит жить к Поле, чтобы поддержать её в трудный момент, Глеб понимает, что главное сейчас — упорный труд ради будущего.

Пуск завода назначается на день четвёртой годовщины Октября. У завода происходит многотысячный праздничный митинг, на котором с речами выступают Бадьин и Чумалов.

Персонажи [ | код ]

  • Глеб Иванович Чумалов — коммунист, красноармеец, бывший слесарь завода
  • Дарья Чумалова — жена Глеба, коммунистка, работница женотдела
  • Лошак — слесарь завода
  • Громада — слесарь завода
  • Савчук — заводской бондарь
  • Мотя Савчук — жена бондаря, подруга Дарьи
  • Брынза — заводской механик
  • Жук — заводской токарь
  • Герман Германович Клейст — пожилой инженер, технорук завода
  • Поля Мехова — завженотделом
  • Бадьин — предисполком
  • Жидкий — секретарь парткома
  • Чибис — предчека
  • Лухава — предсовпроф
  • Шрамм — председатель совнархоза
  • Сергей Ивагин — коммунист, выходец из интеллигентной семьи
  • Дмитрий Ивагин — брат Сергея, симпатизирующий белогвардейцам
  • Иван Арсеньич Ивагин — их отец, пожилой интеллигент
  • Борщий — казак, волпредисподком
  • Цхеладзе — бывший партизан

Критика [ | код ]

Согласно традиционной в советском литературоведении точке зрения, основной темой романа является «цементирование трудом новых обществ, отношений и связей, возникновение новой социалистич. дисциплины, новой семьи», при этом для произведения характерны «героизация событий, приподнятость стиля, широкий поток метафор, обилие неологизмов» (Л. Н. Ульрих) [6] . Вместе с тем, современные исследователи отмечают, что «…при всех оптимистических нотах „Цемент“ прочитывается как глубоко трагедийное произведение. (…) „Цемент“ буквально заселен людскими несчастьями: разрушена семья главных героев, ушло тепло семейного очага, поругана любовь, мать с лёгкостью оставляет малолетнюю дочь, которую голод заставляет собирать пищу на свалке. Слёзы, истерики, оскорбительные объяснения и унизительные поступки — и почти на всём лежит печать жестокосердия. Взвинченные насилием истории, люди не могут найти себе душевного покоя» (Н. А. Грознова) [2] .

После публикации роман вызвал неоднозначные отзывы. Максим Горький положительно оценил роман, написав автору так [7] :

…Это — очень значительная, очень хорошая книга. В ней впервые за время революции крепко взята и ярко освещена наиболее значительная тема современности — труд… весьма удались и характеры. Глеб вырезан четко и хотя он романтизирован, но это так и надо… Даша — тоже удалась… Вообще все характеры у Вас светятся, играют.

Неоднократно в поддержку романа высказывался А. В. Луначарский. В статье 1926 года «Достижения нашего искусства» его характеристика современной советской прозы начинается с упоминания о «Цементе» [8] :

В беллетристике пролетарский отряд дал несколько замечательных произведений, во главе которых приходится поставить массивный и энергичный роман Гладкова «Цемент». На этом цементном фундаменте можно строить и дальше.

В статье 1927 года «Десять книг за десять лет революции» Луначарский назвал «Цемент» в числе лучших произведений, хотя отметил, что роману «повредила некоторая манерность изложения, которой Гладков как бы хотел доказать, что он виртуозно владеет нынешним, несколько вымученным стилем»; при этом «если у Гладкова и встречается-некоторое манерничание, то оно не преобладает над содержанием и не портит его» [8] :

Сам же роман превосходен. Он является действительно полновесным выражением начального периода строительства и совершенно естественно, без натуги, вырастает в наших глазах в символ этого замечательного времени.

Маяковский в своём стихотворении «Письмо писателя Владимира Владимировича Маяковского писателю Алексею Максимовичу Горькому» так отозвался о «Цементе»:

Что годится,
чем гордиться?
Продают «Цемент»
со всех лотков.
Вы
такую книгу, что ли, цените?
Нет нигде цемента,
а Гладков
написал
благодарственный молебен о цементе.

Отрицательно оценил роман Осип Брик, назвав его в рецензии для журнала «На литературном посту» (1926) «плохой книгой». Основные претензии критика состояли в том, что две главные сюжетные линии романа («Глеб строит завод» и «Даша строит новый быт») оказались почти никак не связаны, что автор переборщил с героикой в изображении главных действующих лиц («Получился Глеб-Ахиллес, Глеб-Роланд, Глеб-Илья Муромец, но Глеба Чумалова не получилось», а вместо реальной Даши Чумаловой автор изобразил «стопроцентную пролетарку-героиню, Жанну д’Арк»). В итоге, по мнению Брика, в книге «есть всё, что рекомендуется в лучших поваренных книжках, но повесть получилась несъедобная, потому что продукты не сварены; и только для вида смяты в один литературный паштет. (…) „Цемент“ — плохая, неудачно сделанная, вредная вещь, которая ничего не синтезирует, а только затемняет основную линию нашего литературного развития…» [9] .

Г. Горбачёв, признавая, что «Цемент» — «один из лучших пролетарских романов по остроте темы, по сложности и многообразию типов партийцев, по пафосу строительства, по чёткости основных идеологических линий», отмечает, что роман «имеет ряд недостатков, связанных с общими свойствами поэтики Гладкова» [10] : в частности, в романе

. партийцы и рабочие… оказались полуистериками, рефлектиками и патологически чувствующими субъектами.

Переводы [ | код ]

Первые переводы романа на основные европейские языки появились уже вскоре после его публикации по-русски: в 1927 году он вышел на немецком языке [11] , в 1928 году на французском [12] и испанском [13] , в 1929 году на английском [14] , в 1933 году издан в Бразилии на португальском [15] .

В общей сложности роман был издан в 52 странах [16] .

В 1994 году английский перевод был переиздан в серии книг «Европейская классика» в Иллинойсе (США) [17] .

Экранизация [ | код ]

Первая экранизация романа была сделана уже в 1927 году в Одессе Владимиром Вильнером, роль Глеба Чумалова исполнил Хайри Эмир-заде. Этот фильм не сохранился.

В 1973 году режиссёры Александр Бланк и Сергей Линков сняли двухсерийный телефильм по мотивам романа, в котором главные роли исполнили Роман Громадский (Глеб Чумалов), Людмила Зайцева (Даша Чумалова), Бруно Фрейндлих (Клейст), Армен Джигарханян (Бадьин) и др.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector