Aprospect.ru

Агентство недвижимости
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чем отмыть сажу с кирпича: 4 способа

Чем отмыть сажу с кирпича: 4 способа

Копотью называют продукты горения, состоящие из множества мелких кристаллов. Несколько раз я сталкивался с проблемой и не знал, как отмыть кирпич от сажи. После длительной эксплуатации печки, камина или пожара на поверхности возникает грязный маслянистый слой, от которого сложно избавиться. В обзоре разберу популярные способы решения задачи.

Народные методы

При обнаружении признаков гари на кирпичах можно использовать народные рецепты из доступных в хозяйстве средств. По эффективности методы уступают профессиональной химии. Исполнителю придется приложить много усилий для удаления сажи.

Влажная чистка

Небольшие участки с копотью мою пастой, состоящей из порошка стирального и поваренной соли в равных пропорциях. Ингредиенты смешиваю с водой до консистенции зубной пасты. Перед тем, как отмыть кирпич от сажи, пол перед проблемным местом застилаю плотной бумагой или пленкой, защищая от мусора и брызг.

Участок тщательно увлажняю жидкостью. Для удобства использую садовый пульверизатор или банную губку. Чистящую массу взбивают до состояния пены, обильно наношу на стенку. Средство оставляю воздействовать 30 минут. Вспененная шапка должна потемнеть. Щеткой с жесткой щетиной интенсивно тру проблемное место, опрыскивая и смывая пасту.

Рецепт с содой

Если не знаете, чем очистить сажу с кирпича, которая очень въелась, рекомендую усилить предыдущий состав. В массу с порошком вместо соли добавляю соду пищевую. Поверхность обильно обрабатываю раствором, оставляю на 10 минут для воздействия.

Перед удалением пол обязательно защищаю полиэтиленовой пленкой. Средство соскребаю с кирпича при помощи жесткой щетки, смывая теплой жидкостью. Если на стене осталась копоть, то процедуру придется повторить 2-3 раза.

Въевшуюся сажу удаляю содой и уксусом. Две столовые ложки порошка растворяю в 400 мл воды. Средство наношу на стену. Через 30 минут влажную поверхность обрабатываю из пульверизатора кислым веществом. Гашение двууглекислого натрия приводит к разрушению кристаллов грязи на проблемных участках. Раствор смываю теплой жидкостью.

При работе с содой и уксусом нужно обязательно защищать руки и лицо. Мельчайшие частицы, попавшие на кожу и слизистые, провоцируют ожоги. Резиновые перчатки, очки и респиратор избавят от проблем.

Вариант с нашатырем

Аптечный аммиак – средство, которое хорошо справляется с гарью. Вещество растворяет въевшиеся кристаллы копоти, поэтому поверхность быстро очищается. Единственный минус нашатырного спирта – едкий аромат.

Прежде, чем отмыть сажу с кирпича, нужно приготовить раствор. На 10 л чистой влаги беру 100 мл аммиака, размешиваю деревянной палкой. Чтобы избежать неприятного запаха, процедуру провожу в респираторе и очках. Пол от грязи защищаю пленкой.

Раствор наношу на кирпичи садовым пульверизатором или губкой. Чем тщательней обработка, тем лучше отмывается гарь. Через полчаса средство удаляю с поверхностей жесткой щеткой и водой. Минимизировать загрязнение и облегчить процесс уборки поможет моющий пылесос. В помещении открываю окна и двери для выветривания едкого запаха.

Специальные средства

Работники клининговых компаний для борьбы с копотью используют профессиональную бытовую химию. Вещества эффективны при прочистке печных дымоходов и каминов. Средства продают как в специализированных, так и в обычных хозяйственных магазинах.

Прежде, чем отмыть сажу с кирпича, расскажу о доступных препаратах. Среди популярных выделю 4 вида:

  1. «MAZBIT PLUS». Концентрированное средство на основе композитной щелочи и присадок применяю для удаления продуктов горения с любых поверхностей. Безопасно для аппаратов высокого давления. На 5 квадратов расходую 1 кг вещества.
  2. «Неомид 550». Средство от высолов использую при удалении копоти. Концентрированный препарат на основе кислот предназначен для каменных поверхностей. Расход раствора – 250 мл на 1 м2.
  3. «Антисолекс». Фасадная пропитка состоит из соединения кислотных солей и антисептика. Средство для удаления высолов хорошо справляется с сажей на кирпичах. Литра препарата хватит для обработки 15 квадратов.
  4. «Типром ОЦ». Профессиональный кислотный очиститель избавит от продуктов горения. Расход – 1 л на 4 м2.

У всех препаратов одинаковый принцип действия, только разная концентрация. Вещество развожу по инструкции, стены обильно обрабатываю губкой, щеткой или строительным валиком. В зависимости от интенсивности загрязнения, раствор удаляю теплой водой через 15-30 минут.

Заключение

Если не убирать продукты горения с поверхностей, то через несколько лет копоть покроет участки плотным, черным слоем. Прежде, чем отмыть сажу с кирпича, нужно правильно подобрать средство. Профессиональные химикаты стоят дорого, но справятся с гарью любой интенсивности. Народные рецепты уместны при небольшой копоти.

"Доложите государю императору, что в Англии ружья кирпичом не чистят, и нам не след."

Некоторые сюжеты в отечественной истории повторяются с удивительным постоянством. Помнится, тульский оружейник Левша, воспетый Н.С. Лесковым, после поездки на Туманный Альбион желал только одного чтобы доложили государю императору: англичане ружья кирпичом не чистят, да и нам не след.

8 февраля прошёл очередной национальный праздник — День Науки. В Кремлёвском дворце Путин вручил молодым учёным премии в области науки и инноваций. Прекрасные слова, вдохновенные юные лица, которыми хочется любоваться. И нашему президенту пришла в голову «простая, но очень хорошая мысль»: «Фундаментальные основы, на которых стоит наша страна, имеют настолько глубокие и настолько прочные корни, что её замечательное, прекрасное будущее неизбежно!»

В контексте этого праздника невольно должна возникнуть мысль, что с наукой у нас всё в порядке. Хотелось бы верить!

Знаменательное заявление. Уже много лет генеральные конструкторы крупнейших оборонных предприятий говорят о том, что для создания нового поколения оружия нет фундаментального задела. Однако для того, чтобы вести опытно-конструкторские разработки в интересах обороны России, фундаментального задела, даже если бы он был, недостаточно, необходимы и результаты прикладной науки — опытные образцы, новые технические решения, оригинальные технологии. Однако прикладная наука в нашем Отечестве была по большей части разрушена в «лихие девяностые». И, судя по заявлениям высоких руководителей, курирующих науку, восстанавливать её пока никто не собирается. Скорее, наоборот. Недавно сообщили, что НИОКР программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития России на 2014-2020 годы» будут сокращены с 58 до 39,1 млрд. рублей.

Читайте так же:
Характеристики красного глиняного кирпича

Наверное, не все обратили внимание на то, что лауреаты премии для молодых учёных представляют ведущие институты, в недалёком прошлом относившиеся к Российской Академии наук. Хотелось бы, конечно, увидеть блестящие достижения представителей «Сколково» или «Роснано», но то ли таковых нет, то ли соответствующие бумаги не подали вовремя.

На заседании президентского совета по науке В.В. Путин настойчиво расспрашивал президента РАН академика В.Е. Фортова о том, как ему следует поступить с теми чиновниками, которые, вопреки отданным указаниям, баллотировались и были избраны в Академию наук. Он спрашивал, стоит ли этим людям и далее заниматься рутинной государственной деятельностью, или же они должны перейти на работу в Академию и двигать науку дальше. Видимо, нашему президенту не доложили, что с 2013 года всей фундаментальной наукой страны заведует не Академия, а загадочная организация Федеральное агентство научных организаций (ФАНО). Именно ФАНО все институты сейчас и подчиняются.

Агентство это создавалось вроде бы для того, чтобы «присматривать» за государственным имуществом, отданным исследовательским институтам в пользование. Сказать, что от «присмотра» дела пошли лучше, трудно. Не так давно сгорела значительная часть фонда ведущей библиотеки России в области гуманитарных наук (ИНИОН), да и многое другое идёт не так, как хотелось бы. Институты «оптимизируют». Кто-то из учёных говорит, что стало существенно хуже, поскольку бумаг, не имеющих отношения к науке, требуют гораздо больше. Кто-то относится к переменам равнодушно. Но мне не встретилось за три года ни одного исследователя, который сказал бы, что дела пошли лучше.

Собственно, многие представители власти против Академии наук боролись ещё с 1991 года — в том числе под флагами «конкуренции» и «рыночности» создали более 200 различных альтернативных «академий». Но через четверть века почти от всех этих академий-«петриков» не осталось и следа, не говоря уже о каких-то серьёзных научных результатах. И это понятно. Современная наука требует систематической, упорной и многолетней работы больших коллективов. И за успехами молодых учёных, которых чествовали в Кремле, стоят научные школы, которые надо было создавать десятилетиями. Разрушить всё можно гораздо быстрее.

В 2013 году исполнилась мечта руководителей Высшей школы экономики (ВШЭ), идеи которой много десятилетий с большим усердием воплощало Министерство образования, — Академию превратили в «научный клуб». ВШЭ является инициатором многих начинаний, вошедших или, вернее, влипших в историю: административная реформа, введение в школах Единого государственного экзамена (ЕГЭ), который нанёс огромный ущерб, и так далее, имя им — легион. Но обычный результат этих реформ, исключений из правила нет — их провал, а затем развал той области деятельности, которую они были призваны «реформировать». Но следующие реформы вновь и вновь поручают разрабатывать именно этой структуре. Видно, знают руководители ВШЭ какое-то «волшебное слово».

Конечно, чтобы подсластить пилюлю, маститым академикам и член-корреспондентам выдали «исключительные полномочия» в области экспертизы всей научной деятельности. Но — вот закавыка! — средств на эту экспертизу не выделили, в контур государственного управления она также не включена.

А в целом, клуб — он и есть клуб. Если, по мнению классика, театр начинается с вешалки, то клуб начинается с кухни. Важно, чтобы было где посидеть, выпить хорошего кофе, встретиться с коллегами, поговорить о делах безнадёжных и скорбных. В клубе самое важное — приём новых членов, награды, премии, звания… Клубная жизнь не проста — кланы, корпорации, договорённости. Всё то же самое, что в клубах филателистов или книголюбов. И, конечно, очень важно, сколько у кого будет звёздочек и какой ширины лампасы на брюках. Однако к науке как таковой это никакого отношения не имеет.

А может быть, Академия наук и вправду не нужна? Хотя многие учёные и, судя по социологическим опросам, более половины населения России думают совершенно иначе. Академия, прежде всего, нужна власти для того, чтобы иметь независимую объективную информацию, оценивать наиболее вероятные последствия принимаемых решений, угрозы и риски. Прогнозы, которые давались академическим сообществом, во множестве важных случаев оказывались на удивление точными. Например, отделение экономики РАН, лидером которого в течение многих лет был выдающийся экономист, академик Дмитрий Семенович Львов, регулярно предупреждало об ошибочности проводившихся «рыночных реформ» и о том, к чему они приведут. Однако эти результаты и исследования, в лучшем случае, ложились на полку. И спустя четверть века новой России можно сказать, что академик был прав. Показатель ВВП на душу населения для нашей страны находится где-то на уровне Турции и ниже аналогичного для некоторых европейских стран примерно в 10 раз, а США — в 5 раз. А наша экономика стала заложницей мировых цен на нефть. Если бы учёных послушали, всё могло быть совершенно иначе.

Читайте так же:
Сайдинг под кирпич технониколь

Причём речь идёт не только о принятии решений федерального уровня, но и об управлении регионами. Российская Академия наук имела обширную сеть региональных отделений, которые вникали в местные проблемы, исследовали, изучали, советовали и помогали руководителям регионов. Сейчас вся эта структура пущена в распыл. В начале российских реформ мне довелось ознакомиться с разработками Института географии РАН и ряда других научных организаций, которые касались стратегии развития Камчатки. К сожалению, и здесь наука оказалась не у дел. Остаётся лишь с горьким удовлетворением констатировать, что сделанные прогнозы, к сожалению, сбылись. Если на заре реформ население Камчатки составляло более 450 тысяч человек, то сейчас — немногим более 300 тысяч. Дотации, направляемые в этот край, превышают всё то, что уходит на развитие Крыма и Чечни вместе взятых. Хотя население Камчатки примерно на порядок меньше.

Кто-то из отечественных классиков толковал про «умного еврея при губернаторе». Видимо, до революции объективный, компетентный человек, не вовлечённый в политические игры, который мог бы посоветовать что-то дельное, тоже был очень нужен. Однако время шло, масштабы росли, задачи управления усложнялись, и эту роль вполне успешно в регионах выполняли учёные Академии наук. И было это совсем недавно…

Лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов говорил, что для учёных даже не так страшно недофинансирование, как то, что полученные ими результаты не нужны, что они не идут в дело, что сама наука оказывается не у дел. А она в Росси не у дел. Одни учёные могут толковать про недопустимость слияния институтов, другие, не желая портить отношения, проявляют большую дипломатичность. А третьи вместе с комиссией по лженауке доказывают, что гомеопатия никуда не годится, что такие средства не могут действовать, потому что не могут действовать никогда …

Во времена нашего космического прорыва президентом Академии наук был выдающийся математик, механик и организатор науки академик М.В. Келдыш, организатор Института прикладной математики, который сейчас носит его имя. Н.С. Хрущёв регулярно звонил президенту Академии и спрашивал его мнение по тем или иным важным для страны вопросам. М.В Келдыш, прекрасно зная и институты, и людей Академии, давал заключения, советы, экспертные оценки. И Отечеству, и советской науке было чем гордиться.

Но, может быть, так и надо? Технопарки налево, стартапы направо, гранты в центре, а науку побоку? Некоторые чиновники Минобрнауки до сих пор полагают, что наука должна жить на гранты. Когда им объясняешь, что зарплата научного сотрудника, даже не младшего, примерно вчетверо меньше, чем учителя в хорошей московской школе, то это вызывает у них искреннее недоумение, а затем вопрос: «Почему же они все не ушли в школу?» И правда, почему? В Агентстве стратегических инициатив (АСИ) на полном серьёзе рекомендуют вести такие исследования, которые позволят создать конкурентоспособную продукцию, способную через 10 лет выйти на мировые рынки и растолкать там нынешних лидеров. На недоуменный вопрос «А как же мы без исследований проживём эти 10 лет?» — руководители этой уважаемой организации на голубом глазу объясняют, что ближайшие 10 лет — это не по их ведомству. Ну, может быть, в регионах у них получится лучше…

Всё это было бы не так серьёзно, не переживай Россия такой исторический период, где нужно решать такие стратегические задачи, которые без науки принципиально не решаются. Президент в своей речи в Кремле упоминал так называемые «большие вызовы». Судя по министерским документам и очередным стратегиям (очевидно, сочинённым не без участия ВШЭ, кудринского Центра стратегических разработок и других столь же «рыночных» институтов), они идентичны таким проблемам человечества, как глобальное потепление и финансовый кризис.

А ведь наши большие вызовы совсем другие. Надо сделать так, чтобы в нашей стране жили безопасно, благополучно и в достатке, на уровне, сравнимом с ведущими мировыми державами. Это и будет та самая «мягкая сила», о которой сейчас любят говорить. Ресурсы и люди для этого у нас есть. Да и наука была. Для этого нужна новая индустриализация. Если нет пророка в своём отечестве (кроме ВШЭ), то можно почитать выдержки из Дональда Трампа относительно возрождения американской экономики. Не говоря уже о том, что надо смотреть вперёд и думать об угрозах, о рисках, в особенности военных, ближайшего будущего.

Один из награждённых российским президентом молодых учёных сказал о том, что результаты фундаментальных исследований часто оказываются востребованы через довольно длительное время. Он привёл пример Майкла Фарадея, открывшего электромагнитную индукцию, что позволило создать гигантскую отрасль электротехники только через сто лет. Но спросим себя: почему это произошло в Англии, ведь талантливых людей довольно много в разных странах?

Во-первых, судьбу Майкла Фарадея, практически не получившего ни среднего, ни высшего образования, определила одна научно-популярная лекция, которая помогла ему понять, что его призвание — это наука (заметим, что на федеральные каналы нашего ТВ научно-популярные передачи сегодня пробиваются редко, уступая место священникам, экстрасенсам и ток-шоу, зато антинаучным предоставлены целые каналы: ТВ-3 и REN-TV, впрочем, если им верить, особенно беспокоиться не стоит — рептилоиды нам помогут, если дела пойдут совсем плохо).

Во-вторых, Англия имела передовую для того времени промышленность, а это означает отличные измерительные приборы, а также возможность использовать ряд научных результатов в производстве.

Читайте так же:
Формочки для лего кирпича

В-третьих, Британия была «владычицей морей» и очень внимательно следила за усовершенствованиями, которые могли бы повлиять на возможности флота.

В-четвёртых, в Англии была научная среда — Английское королевское общество, активным членом которой был Майкл Фарадей. Та самая академия наук…

За рубежом сегодня с наукой дела обстоят несколько иначе, чем у нас. Определяются стратегические направления, ставятся цели, ведётся систематическая работа, и в конце концов цели достигаются. Например, программа «Геном человека», которая считалась приоритетом США. В ходе её реализации цена секвенирования генома за 10 лет уменьшилась в 20 тысяч раз. Значение этого факта для медицины, фармацевтики и других областей науки трудно переоценить. По оценкам экспертов, каждый доллар, вложенный в эту программу, уже позволил получить более 140 долларов прибыли. Впечатляет китайская космическая программа. На фоне «управленческого хаоса» в нашей космической отрасли это производит впечатление. В настоящее время на США и Китай приходится треть всех научных работ. Между США и Китаем имеет место острейшая конкуренция, и по некоторым направлениям китайские учёные уже опережают своих американских коллег. А мы, по велению Минобра и ФАНО, последние годы боролись за увеличение числа публикаций в зарубежных базах данных Scopus и Web of Science. Да и вообще, из государственных стратегий наука как-то выпала. Её по факту не считают важнейшим источником развития России. Складывается впечатление, что весь мир уже играет в шахматы, а мы пристрастились резаться в дурака.

Доложите государю императору, что в Англии ружья кирпичом не чистят, и нам не след.

«Англичане ружья кирпичом не чистят», или Ещё раз о рентно-дивидентном способе мышления в государственных масштабах

В налоговой системе, как в зеркале, можно разглядеть суть общественных взаимоотношений и истинные цели и задачи правящего класса.

В начале 90-х страна и общество претерпевали ломку, трещали по швам и расползались. Соответственно, рушилась и старая налоговая система. Вместо неё формировалась какая-то новая конструкция, выглядевшая в то время как набор законов, слабо связанных друг с другом, но переполненных популизмом и очень уж откровенным лоббированием. Соответственно, задачи выживаемости и пополнения казны стояли тогда на первом месте.

Необходимость устранить тотальную «бессистемность» послужила толчком не только для построения вертикали власти, но и для введения в 2000 году Налогового кодекса. Вся правовая база была систематизирована, явные противоречия устранены, сокращено количество разнонаправленных и трудных в администрировании налогов. Решались задачи обеспечения устойчивости бюджетной системы, улучшения администрирования и «интеграции российской налоговой системы в международные налоговые отношения».

В 2007 году правительство с удовлетворением подвело итоги: «введённые в действие к настоящему времени основы российской налоговой системы были сформированы во многом с учётом лучшей мировой практики». Признавая «проблемы с внедрением в России инструментов налоговой политики, которые успешно функционируют во многих зарубежных странах», причины этих проблем правительство вывело за пределы компетенции налоговой политики. Отчасти, конечно, справедливо…

В 2010 году правительство отреагировало на новые политические призывы. «Создание стимулов для инновационной активности налогоплательщиков, а также поддержка инноваций и модернизации в Российской Федерации» были заявлены как «основные цели налоговой политики в среднесрочной перспективе». После таких заявлений, по идее, мы должны были увидеть, как в налоговом законодательстве отразится отказ правящего класса от рентно-процентного способа хозяйствования.

Однако, несмотря на крайне нестандартную ситуацию, Минфин не вышел за пределы стандартных установок и не попытался оценить, насколько налоговая система, основанная «на общепринятых в современной мировой практике» положениях, отвечает задачам экономики, не достигшей в обрабатывающей промышленности даже уровня советских времён. Не была проведена инвентаризация всех стимулов налоговой системы в целом и не был сделан анализ их влияния на весь цикл инновационной деятельности (от конструкторского бюро до производственного цеха). Несмотря на то, что инновации не могут существовать сами по себе (ради инноваций), не изучалось и влияние всей совокупности налоговых стимулов на стратегические отрасли высокотехнологичной промышленности в отдельности.

Минфин идёт по проторённому пути поиска международных аналогов и внедрения отдельных налоговых льгот. В результате получается опять нечто противоречивое и неоднозначное. Например, применение ускоренного нелинейного метода амортизации не для одного основного средства, а только для суммарной стоимости групп основных средств. Или признание расходов на НИОКР таким образом, что расходы на НИОКР, не давшие положительного результата, следует признавать раньше, чем расходы на результативные исследования.

А ведь самые передовые международные аналоги могут поощрять самые негативные тенденции, если их перенести на неподготовленную почву. Возьмём, например, налог на добавленную стоимость – «единственный по-настоящему революционный элемент новой налоговой системы» 1990-х (как было написано в официальном отчёте), позволивший заменить советский налог с оборота.

Важно то, что НДС – это единственный налог, влияющий не столько на налогоплательщиков, сколько на условия экономической деятельности. А экономические условия в странах Западной Европы, сложившиеся к моменту перехода на НДС, в трёх словах можно описать так:

– внутреннее потребление практически достигло потолка;

– возможности собственной промышленности значительно превышали внутренний спрос;

– требовалось поддерживать и стимулировать переориентацию избыточного предложения на внешние рынки.

Кроме того, действующие на тот момент косвенные каскадные налоги с оборота серьёзно влияли на ценообразование в условиях высокотехнологичного многоуровневого процесса промышленного производства. Уменьшение сумм начисленного налога на аналогичные суммы, уплаченные поставщикам сырья и комплектующих, было в то время действительно революционным решением, позволившим исключить увеличение себестоимости на каждом производственном цикле.

Читайте так же:
Печной кирпич терка эстония

Непосредственным катализатором массового перехода европейских стран на НДС послужили интеграционные процессы в Европе и вызванные ими требования гармонизации косвенного налогообложения. К 1972 году, когда Великобритания пожелала вступить в Европейское Сообщество, введение НДС уже было обязательным условием. Очень, кстати, подходящим для текущей экономической ситуации в Великобритании.

Важно отметить, что европейцы выбрали принцип применения ставки 0% для экспортных операций и налогообложение внутреннего потребления с целью перераспределения средств в пользу экспортёров. И это несмотря на то, что налогообложение исходящих товарных потоков для бюджетов стран нетто-экспортёров было бы прибыльней.

Теперь кратко о всем известных экономических условиях хозяйствования в Российской Федерации (исключительно в целях сопоставления).

Нашу страну никто в Евросоюз не звал и не зовёт.

Для отечественных промышленных предприятий внутренний рынок это, как правило, единственный рынок сбыта. А, следовательно, внутренний спрос – это основной естественный источник финансирования инноваций и высокотехнологичного производства.

В стране очень много природных сырьевых ресурсов, востребованных иностранной промышленностью.

В результате налогообложение по ставке 0% и возврат из бюджета НДС при экспорте превращается не только в огромную потерю налоговой базы, но и в инструмент перераспределения средств в пользу предприятий сырьевого сектора.

Российский Минфин отмечал убыточность для бюджета применения ставки 0% в европейском варианте, но считал неизбежным переход на принцип страны назначения «с точки зрения международного права». Это ключевой аргумент, на который, вообще-то, нечего возразить. Могу дополнить лишь, что с этой же точки зрения вывозные таможенные пошлины на сырьё в ходе переговоров о вступлении в ВТО также объявлены анахронизмом.

Правда, Минфин видит положительные моменты в применении ставки 0% для экспортных операций ещё и в том, что благодаря ей достигается гармонизация международных торговых отношений и устраняется налоговая конкуренция между государствами, поддерживающими своих экспортёров. И, что особенно важно, при взимании НДС по принципу страны происхождения товара (то есть в случае налогообложения экспортных потоков) повышаются издержки, связанные с таможенным контролем на оценку таможенной стоимости товаров. Поскольку создаются стимулы для занижения объемов экспорта и завышения объемов импорта. Однако все эти плюсы не очень объясняют, почему, например, при экспорте необработанной древесины НДС должен возвращаться из бюджета, а при реализации продукции авиапрома на внутреннем рынке должна применяться максимальная ставка.

Казалось бы, отечественная высокотехнологичная и инновационная промышленность, отвоёвывающая в первую очередь внутренний рынок, должна иметь поддержку со стороны НДС не только тогда, когда она работает на экспорт. Одновременно отмена льготирования сырьевого экспорта могла бы позволить изыскать средства для понижения ставки НДС. И таким образом снизить давление на внутренний спрос и тем самым повысить его роль как источника инновационного роста. Например, в преддверии неизбежного и масштабного обновления отечественного авиапарка ставка 0% при реализации самолётов внутри страны в сочетании с продуманными ввозными пошлинами могла бы серьёзно улучшить ситуацию.

В масштабах этой заметки нет необходимости раскрывать все возможные варианты трансформации НДС. Однако всё же отмечу, что простое освобождение от налога реализации определённой номенклатуры сырьевых товаров позволит устранить диспропорции при продаже сырья на внутреннем и внешнем рынке, да ещё и с выгодой для бюджета (за счёт отмены возмещения экспортёрам)!

Собственно, речь сейчас даже не об НДС, а о том, что вместо стимулирования внутреннего спроса на отечественную высокотехнологичную продукцию мы видим предоставление отдельных льгот исследовательским и внедренческим организациям. Или же, в лучшем случае, наблюдаем попытку простимулировать спрос исключительно на услуги этих организаций. По большому счёту всё тот же рентно-процентный способ извлечения прибыли из ресурсов. На этот раз из интеллектуальных.

Характерен ответ Минфина на сообщение о том, что стандартные подходы к применению ставки 0% создают губительные стимулы для экспорта сырья и отказывают в поддержке отечественной высокотехнологичной промышленности. Процитирую ответ без комментариев: «Согласно мировой практике ставка налога на добавленную стоимость в размере 0% применяется в отношении экспортируемых товаров для обеспечения равных конкурентных условий для этих товаров на международном рынке» (Письмо Минфина от 09.07.2010 №03-07-14/48). Возразить нечего…

zanuda3

Перечитал сегодня текст брошюры Йоханеса Хинта «Мысли о силикальците» 1963 года издания.
Кто такой Йоханес Хинт? Один из российских Левшей, с такой же, как у лесковского Левши, трагической судьбой. Россия во все времена была и будет кладбищем великий изобретений и идей.
Сегодня я решил подвести читателей моего журнала к одной из знакомых мне могил. Снимите шапки господа.
Детищем Йоханеса Хинта был новый строительный материал силикальцит и технология его производства. Лицензии на производство силикальцита были проданы во множество стран, в том числе США, Японию, Италию. А в СССР начинания Йоханеса Хинта успешно задушили, и о том, чтобы где-нибудь в современной России у его дела нашлись достойные продолжатели я не слышал.
Так чем же уникален этот самый силикальцит? Не хочу рассказывать об этом своими словами, приведу слова самого Йоханеса Хинта.

*
«Уже строительно-технические свойства первых силикальцитных изделий значительно превышали соответствующие показатели лучших бетонных. Уже в первые годы производства силикальцита были изготовлены образцы с прочностью свыше 1000 кг/см2. (Недавно прибывший из США делегации была продемонстрирована прочность силикальцита на сжатие 2800 кг/см2). Прочность же бетона за полтораста лет повысилась лишь до 500 кг/см2.»
*
«…стоимость силикальцитного завода вместе с постройкой необходимой для его работы известковообжигательной печи сейчас, примерно, в 2.5 раза ниже стоимости бетонного завода такой же мощности вместе с организацией производства необходимого для работы завода количества цемента. Это означает, что если мы приступим к расширению своей базы стройиндустрии только на базе силикальцита, то при этом эффективность каждого рубля капиталовложений повысится в 2.5 раза. Это ли не целая революция?»
*
«Некоторые посетители, ознакомившись с нашими работами, приводят такую интересную параллель: «Вы в Талине уже реализовали в области строительства то, о чем мечтают физики в своей области — получить электрический ток непосредственно из ядерной реакции». И действительно. Целью превращения и разложения атомов на атомных электростанциях является получение электрического тока, а не тепла и пара, который, проходя через турбину, вращает генератор, где, в конце концов, возникает ток. Если бы электрический ток образовался непосредственно, то все сложные и дорогие промежуточные этапы его получения оказались бы никому не нужными. Целью строителей, единственной их целью на цементных и бетонных заводах является производство из извести и песка искусственного камня, строительных деталей различных размеров. Если бы из извести и песка непосредственно получались качественные детали различных размеров, то никому не нужны были бы цемент и бетон. В самом деле, цемент не едят, не делают из него одежду, он употребляется только для оклеивания зерен песка и щебня.»
*
«Количество выпускаемой продукции на одного человека на силикальцитного заводах вдвое больше, чем на бетонных заводах. Все это делает производство силикальцита дешевым. Но и это еще не все. На изготовление I м3 силикальцитных изделий затрачивается вдвое меньше извести, чем цемента на изготовление такого же количества бетона. При одинаковой степени механизации же производство цемента вдвое дороже извести. Отсюда уже разница в 4 раза. Для производства силикальцита употребляется любой дешевый природный песок, производство же бетона требует особенно чистого песка с подходящим зерновым составом и хорошего щебня. Учитывая все это, понятно, почему при производстве на заводах равной мощности силикальцит, по меньшей мере, в 2 раза дешевле бетона. Это означает, что завод, построенный за сумму, в 2.5 раза меньшую, дает постоянно из года в год более качественную, чем бетон, и в 2 раза более дешевую продукцию. Не будет ли этой целой революцией?»
*
«При равных показателях прочности бетонные изделия примерно на 30% тяжелее силикальцитных. Например, высоко прочный силикальцит, о котором упоминалось выше, имеет объемный вес только 1900 кг/м3. Бетон с прочностью в 5 раз меньшей имеет объемный вес не меньше 2200 кг/м3. Эта большая разница в весе конструкции существенно снижает расходы на транспорт и позволяет за счет удешевления фундаментов домов и несущих конструкций получить немалую экономию.»
*
«Приняв во внимание, что в производстве силикальцита требуется, в основном, лишь единственная машина — агрегат для приготовления смеси, можно организовать также подвижные, экономично работающие заводы. Один такой завод уже показал свою целесообразность. Несколько лет назад в Москве был построен завод на старом речном судне. Из силикальцитной продукции этого завода уже построено немало больших пятиэтажных жилых домов — целый новый поселок Нагатино. Все рабочие местного судоремонтного завода получили уютные квартиры, а в будущем году завод переедет в новый район выполнять свою благородную миссию.
В настоящем году в Институте силикальцита будет закончен проект нового передвижного силикальцитного завода для постройки сельскохозяйственных зданий. Заказчиком является Министерство сельского хозяйства.»
*
«Тысячи ученых написали свои кандидатские и докторские диссертации о цементе и бетоне. Это для них была, есть и, они уверены, что будет alma mater. Всякому хочется, чтобы от его труда жизни что-нибудь осталось и для будущего. Наверное, стремление оставить наследство — не менее желания получить наследство. И вдруг люди из Таллинна сказали, что пришел конец цементу и бетону. Значит, с точки зрения будущего весь труд ученых-цементников не имеет смысла. Много ли среди них найдется людей, которые смогут благосклонно смотреть на силикальцит. Вся Академия строительства укомплектована именно такими недоброжелателями. Только такими! Ученые советы присудили в области силикальцита звание доктора наук только одному человеку, но и он не член академии. Первые кандидаты наук в области силикальцита, к сожалению, еще появятся только в текущем году.
Круг замкнут. Естественно, что лица, делающие большую политику в нашем строительстве, пользуются советами и консультацией научных сотрудников Академии строительства и архитектуры СССР. Кого же других им слушать?»
*
«Впереди нас ждет еще громадная работа. Автомашина не всем нужна, а в квартире нуждаются все. Еще так много людей без квартиры. По данным исследований ООН ожидается, что в I980 г. на земном шаре будет жить уже 3-4 миллиарда людей, а в 2000 г. — около 6 миллиардов. Если считать одну квартиру на каждые 4 человека, то только в 1962-1980 гг. надо будет построить еще 250 миллионов квартир. А потом в течение 20 лет еще 50 миллионов. И к этому времени большинство существующих жилищ необходимо будет заменить новыми.»

голоса
Рейтинг статьи
Читайте так же:
Чем лучше сверлить силикатный кирпич
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector